Автор Тема: народжений в Ужгороді про Росію в книзі "Наступні 10 років"  (Прочитано 534 раз)

0 Користувачів і 1 Гість дивляться цю тему.

Offline Sebastian Brant

  • Hero Member
  • *****
  • Повідомлень: 949
  • Karma: +61/-68
http://www.mn.ru/George_Freedman/20110829/304453813.html
Новая Россия
George  Freedman


Развал Советского Союза, казалось, стал сигналом, что России как игрока на мировой арене более не существует. Однако сообщения об этой кончине оказались преждевременными. Такая большая, богатая ресурсами и занимающая столь важное стратегическое положение страна не может просто растаять в воздухе.

Жестоко ослабленная, Российская Федерация все-таки выжила, и в следующем десятилетии она станет играть все более важную роль. Если Россия потеряла отколовшиеся регионы, а экономика России оказалась в руинах, то США превратились в единственную мировую державу, которая может господствовать на планете небрежным, почти ленивым образом. Однако падение СССР предоставило США лишь ограниченное время для того, чтобы вогнать кол в сердце своего старого соперника и гарантировать, что он не воспрянет к жизни.

США вполне могли бы вызвать полное разрушение России, позволив бывшим младшим партнерам по СССР растащить то, что осталось от России, и создать новый баланс сил в Евразии. Однако в то время такие усилия, казалось, не стоили риска, главным образом потому, что, как представлялось, Россия на протяжении жизни многих поколений не восстанет из хаоса. США были также глубоко обеспокоены будущим советского ядерного арсенала, который был даже внушительнее американского. США хотели, чтобы ядерное орудие на территории бывшего СССР было поставлено под контроль одного государства, за которым США могли бы следить и на которое США могли бы оказывать определяющее влияние, а таким государством была Россия, а не Украина или Белоруссия (или любая из остальных бывших советских республик). Таким образом, хотя российский ядерный потенциал и не сохранил Советский Союз, он спас Российскую Федерацию, по крайней мере от американского вторжения.

Стратегия России

Более столетия Россия пыталась стать промышленной державой, способной конкурировать с Западом. Понимая, что России никогда не нагнать Запад, Путин сместил акцент в экономической стратегии страны на развитие добывающих отраслей и экспорт природных ресурсов (таких, как металлы, зерно и особенно энергия и энергоносители). Это была блистательная стратегия, блистательная в том смысле, что ее реализация создала экономику, которую Россия может поддерживать и которая, в свою очередь, может поддерживать Россию.

В долгосрочной перспективе Россия — слабая страна. Путинская стратегия сосредоточения на производстве энергии и экспорте энергоносителей — очень хороший, хотя и недолговечный инструмент, но он окажется эффективным только в том случае, если создаст основу масштабной экономической экспансии. Чтобы добиться этой более важной цели, Россия должна устранить свои глубинные структурные слабости, укоренившиеся в географических проблемах, преодолеть которые непросто. В отличие от большей части индустриально развитых стран мира население России невелико по сравнению с размерами территории страны, и это население очень широко рассеяно, а его единство мало чем обеспечено, кроме аппарата служб безопасности и общей культуры. Стоимость создания транспортной сети (обширной системы железных и автомобильных дорог) остается ошеломляющей. Военная мощь России всегда превосходила возможности российской экономики, но такое положение не может существовать вечно.

Россия должна сосредоточить свои силы на краткосрочных целях, пока она пользуется двойным преимуществом, которое дают ей зависимость Германии от российской нефти и российского газа и отвлечение внимания и сил Америки на проблемы Среднего Востока. Россия должна попытаться построить долговременные структуры, которые можно поддерживать даже в условиях экономических ограничений.

Внутриполитическая структура уже складывается: Россия, Белоруссия и Казахстан заключают соглашение об экономическом союзе и теперь обсуждают введение единой валюты. Армения, Киргизстан и Таджикистан выразили заинтересованность в присоединении к этому союзу, и Россия запустила в оборот предложение о возможном присоединении Украины. Такая структура превратится в того или иного рода политический союз, в подобие Европейского союза, и в данной группировке в значительной степени возродятся главные особенности бывшего СССР.

Необходимая России международная структура, пожалуй, более важна. Эта структура зиждется на отношениях с Европой, особенно с Германией. Россия нуждается в доступе к технологиям, которыми в изобилии обладают немцы, а Германия — в доступе к природным ресурсам России. Германия дважды воевала за обладание этими ресурсами, но потерпела поражение. Заинтересованность немцев не уменьшилась, но теперь Германия удовлетворяет этот интерес дипломатическими, а не военными средствами. Стремление эксплуатировать эти взаимодополняющие отношения составит сущность стратегии, проводимой Россией в следующем десятилетии.

Одновременное воссоздание сферы влияния, в которой господствует Россия, и создание структурных отношений с Германией — вот мысль, которую необходимо продвигать России, и продвигать быстро, поскольку время работает не на Россию. Чтобы иметь какие-либо возможности для маневра в ближайшем десятилетии, России надо отколоть США от Европы и в то же время сделать все возможное, чтобы удержать США в трясине войн в Ираке, Афганистане и, если возможно, в Иране.

С российской точки зрения война США с джихадистами подобна войне во Вьетнаме: такая война избавляет Россию от бремени военного противостояния с США и, по сути дела, ставит американцев в зависимость от сотрудничества с Россией в таких вопросах, как введение санкций в отношении стран вроде Ирана. Российская сторона может бесконечно долго играть с американцами, угрожая поставками оружия антиамериканским группировкам и странам вроде Ирана и Сирии. Такая политика блокирует действия США и прельщает Россию, которая желает лишь одного: чтобы американцы навечно увязли в войнах.

Стратегия США

В Евразии у США тот же интерес, что и повсюду: нигде не должно быть столь сильной державы или коалиции, что могла бы господствовать. Объединение России и Европы создаст общность, население, технологический и промышленный потенциал и природные ресурсы которой будут по меньшей мере равны соответствующим показателям Америки и, по всей вероятности, превзойдут потенциал США.

В ХХ веке США трижды срывали российско-германское сближение, которое могло бы объединить Евразию и создать угрозу фундаментальным американским интересам. В 1917 году сепаратный мир, заключенный Россией с Германией, изменил соотношение сил не в пользу англо-французских союзников, но тут в первую мировую войну вступили США. То же самое США сделали во время второй мировой войны, сначала снабжая Великобританию и особенно СССР необходимыми ресурсами, а затем, в 1944 году, осуществив вторжение в Западную Европу, блокировав не только немцев, но и советские войска. С 1945 по 1991 год США выделяли огромные ресурсы на предотвращение советского господства над Евразией.

Ответ США на российско-германское сближение в следующем десятилетии должен стать таким же, каким он был в ХХ веке. США следует продолжать делать все возможное, чтобы блокировать российско-германское сближение и ограничить воздействие, которое российская сфера влияния может оказать на Европу. Если Германия и Россия продолжат сближение, страны, лежащие между Балтийским и Черным морем, приобретут исключительное значение для США и американской политики. Польша — крупнейшая из этих стран, занимающая наиболее важное стратегическое положение.

В интересах США гарантировать безопасность Польши от России и Германии и сделать это не только формально, но и путем создания жизнеспособной, полной энергии польской экономики и вооруженных сил, которые стали бы образцом и двигателем всей Восточной Европы. Польша — именно та кость, которая исторически торчит в глотке и у Германии, и у России, и Америка заинтересована в том, чтобы Польша и в дальнейшем прочно занимала это положение. Польша в союзе с Германией — угроза для России, и наоборот. Польша должна оставаться угрозой для обеих этих стран, поскольку США не могут допустить, чтобы какая-то из них чувствовала себя в надежной безопасности.

На Кавказе США в настоящее время имеют союзнические отношения с Грузией — страной, остающейся под давлением России. Внутренняя политика Грузии в долговременной перспективе, мягко говоря, непредсказуема. Огромные американские обязательства по отношению к Грузии по большому счету неоправданны. Грузия попросту стала причиной расходов США, расходов, которые не приносят особых выгод. Поэтому США должны полностью изменить свою нынешнюю политику по отношению к Грузии.

В широком смысле предательство, совершаемое США в отношении Грузии, повысит способность Америки выполнять другие обязательства. В качестве американского плацдарма на Кавказе Грузия гораздо менее жизнеспособна, чем Азербайджан, который граничит с Россией и Ираном, поддерживает тесные отношения с Турцией и является крупной нефтедобывающей страной. Если США убедят Россию, что их уход из Грузии избирателен, будет осуществляться поэтапно и что он прежде всего обратим, США смогут добиться уступок, которые имеют реальное значение и позволят Америке рационализировать свое стратегическое положение. В известном смысле это будет блефом, но хороший президент должен уметь и блефовать, и придавать разумный смысл предательству.